Быстрый поиск рецептов
Реклама и поиск по сайту

Антибиотики: закат эры?

 

    В последнее время вокруг антибиотиков ведется много споров. Примерам чудесного исцеления с их помощью противопоставляют губительные результаты применения этих лекарств для лечения. Наш корреспондент Юлия Кириллова обратилась к доктору медицинских наук, профессору и академику Российской Академии медико-технических проблем Игорю Владимировичу Смирнову с просьбой поделиться своими соображениями по этому поводу. Вот что он рассказал:
    Революция в медицине началась случайно, когда английский микробиолог Александр Флеминг заметил, что в невымытой чашке с болезнетворными бактериями стафилококка плесневый грибок пенициллиниум заразил забытый им образец культуры. Клетки стафилококка вокруг грибка погибли, плесень уничтожила бактерии, положив начало новой эпохе борьбы с инфекциями. Открытие пенициллина кардинально изменило ситуацию в хирургии, а затем и в других областях медицины, снабдив врачей мощнейшим лекарством. Его уникальность заключалась в том, что мишенью удара стали не ткани человека, а избирательно угнетаемая жизнедеятельность клеток микроорганизмов. Так началась «война миров» - человека и микроба.
    Казалось, в 1928 году нашлась панацея, навсегда избавляющая человечество от всех инфекционных бед. И действительно, благодаря находке ученого были спасены миллионы жизней. В 1940 г. началось массовое производство нового типа лекарств - антибиотиков. А в 70-х годах сложилось впечатление, что все инфекционные заболевания уже побеждены.
    Однако потом оказалось, что праздновать победу над зловредными микробами людям рано, превосходство над природой получилось иллюзорным. Вопрос о том, кто кого - мы микробов или они нас, - приобрел неожиданную и драматическую остроту.
    Впервые недостатки чудо-лекарства обнаружились уже после Второй мировой войны, когда стали появляться на редкость живучие бактерии, способные противостоять антибиотикам. Погибали лишь наиболее чувствительные к ним микробы, а самые сильные выживали, причем в их клетках происходила приспособительная реакция, - они мутировали. Новые микробы-мутанты научились не только укреплять свою оболочку, через которую раньше проникало смертельное для них лекарство, но стали сбрасывать свою «кожу» и вырабатывать нейтрализующие яд ферменты. Хитроумные микробные клетки умело выбрасывали молекулы антибиотиков наружу. Таким образом, лекарство не оказывалось как раз там, где оно было необходимо прежде всего. Другая изощренность - микроб вообще переставал производить молекулы-мишени, на которые нацелен антибиотик. Или же продуцировал их такой избыток, что никакого лекарства не хватало. Кроме того, у бактерий нередко стали меняться уязвимые места, служившие мишенью для антибиотика. В результате антибиотик, эффективно сработавший однажды, в другой раз становился бесполезным для того же человека с той же болезнью.
    Мало того, что измененные микроорганизмы преодолевали силу лекарства, но они передавали свою устойчивость по наследству и даже «делились информацией» с бактериями других видов.
    Теперь, например, пенициллин больше не действует на стафилококки - главные возбудители воспаления легких, заражения крови и гнойных хирургических инфекций. Он бессилен и против стрептококков - авторов воспаления мозговой оболочки (менингита). Тетрациклины потеряли эффективность из-за развития приобретенной неуязвимости у пневмококков, стафилококков, гонококков. Да и остальные микробы, вызывающие смертельно опасные болезни, сумели приспособиться к антибиотикам. Скажем, энтерококки - виновники заражения крови не убиваются ни одним из известных ныне средств. Около 5% больных туберкулезом умирают потому, что атакованы микробами, которые воздействию антибиотиков не поддаются. Выяснилось, что антибактериальные антибиотики безвредны для вирусов, грибов (кандида и других), а также для глистов, лямблий и других простейших. Грипп, корь, краснуха, ветряная оспа, свинка, гепатиты А, В, С - реестр недугов, не подвластных антибиотикам, становится все шире. Против этого явления множественной лекарственной устойчивости нужно было принимать какие-то экстренные меры.
    Конечно, фармакология не стояла на месте. Сначала пенициллин добывали из природных продуктов, потом научились синтезировать, появились полусинтетические модификации природных молекул, затем синтетические антибиотики.
    Ныне антибиотики широко применяются, составляя до 15% всех продаваемых лекарств в мире. В России сейчас используется примерно 200 препаратов, которые входят в 30 групп антибиотиков.
    До последнего времени медицине все-таки удавалось одерживать верх над болезнетворными микроорганизмами. Но огромный выбор усложнил задачу врачей. К тому же применение не одного, а нескольких видов антибиотиков существенно удорожило лечение. А главное - их распространение привело к ускорению мутаций и возникновению суперустойчивых бактерий в невиданных масштабах.
    Понимая, что любая доза антибиотика провоцирует пополнение неподдающихся уничтожению микробов, многие врачи, тем не менее, по привычке продолжают назначать антибиотики при любом намеке на инфекцию. Они действуют из лучших побуждений, стараясь возможно быстрее и эффективнее вылечить своего пациента. А в результате «натренированныe» враги торжествуют победу, охватывая эпидемией чуть ли не всю страну, как это было недавно с ликующей Францией. Или с Германией, где медики долго не могли справиться со вспышкой воспаления легких, вызванного новым видом заразы.
    По мнению зарубежных специалистов, микробы родом из СШA и Западной Европы имеют закалку в 3-4 раза выше по сопротивляемости, чем их остальные «современники». И причина тут только в одном - с ними слишком активно боролись, а бездумное назначение сильных антибиотиков только ослабило их эффективность.
    Антибиотики подавляют только патогенную, но и полезную микрофлору пищеварительного тракта, способствуя появлению дисбактериоза и аллергии. «Невинно» пострадавшим в лечении антибиотиками неизменно оказывается желудочно-кишечный тракт. Нарушенное равновесие в среде микроорганизмов снижает и без того ослабленный иммунитет и приводит к чрезмерному размножению далеко не безобидных одноклеточных грибов. Вот откуда родилось расхожее мнение, что антибиотики убивают не только бактерии, сколько иммунитет.
    Из страха перед сильнодействующим средством больные часто прописывают себе преждевременную отмену лекарств после небольшого облегчения. Чуть стало полегче, сбил температуру парой таблеток - дальше пусть организм сам восстанавливается, можно и укоротить назначенный курс. В итоге ослабленный больной оказывается не в состоянии противостоять недобитой инфекции, способствуя лишь укреплению ее эволюционной устойчивости. Самодеятельность тут вызывает самые пагубные последствия.
    Ну, а, положа руку на сердце, кто не вспомнит, как сам себе назначал лечение, предпочитая сильнодействующее средство и не задумываясь о токсическом эффекте и побочных явлениях? Между тем определить чувствительность возбудителя болезни к препарату, грамотно выбрать курс лечения и дозировку сложно даже врачу. К тому же еще надо подобрать такое лекарство, которое попадет не просто в организм, а в намеченную цель - конкретную группу микробов.
    Надо учитывать и то, что антибиотики сейчас используют в животноводстве, особенно для увеличения привеса. С пищей родившиеся в организме животного супербактерии попадают к человеку. А если человек уже употребляет те же антибиотики, то результат оказывается плачевным. Применение родственных препаратов в сельском хозяйстве позволяет возбудителям «тренироваться на капусте», а потом уже атаковать человека. В итоге в Голландии, например, сначала у индюков, а потом у фермеров был обнаружен супервозбудитель кишечной инфекции, устойчивый даже к ванкомицину - сильнейшему антибиотику, назначаемому при угрозе жизни.
    Американские исследователи обнаружили в молоке до 80 типов антибиотиков, причем 64 вида из них содержались в потенциально опасном для здоровья количестве.
    Стремясь ограничить массовое увлечение антибиотиками, в Англии теперь запретили применять их при насморке, кашле, ОРЗ, легких желудочно-кишечных расстройствах. Это и понятно, поскольку большинство названных заболеваний имеют вирусное происхождение, а против вирусов антибиотики бессильны.
    При лечении острых состояний и в реанимации антибиотики новых поколений, несмотря на побочные действия, продолжают быть незаменимыми. Если речь идет о спасении человека при быстро развивающейся инфекции, затрагивающей жизненно важные органы, тут уж не до дурных влияний. Когда собственная иммунная система больного отказала, врачам приходится прибегать к крайней мере и пользоваться помощью антибиотиков. Эта «команда быстрого реагирования» способна подавить атаку сепсиса, интоксикации или пневмонии и флегмоны, причинив минимальный вред.
    Не найдены пока лучшие заменители для борьбы с ангиной, отитом, гайморитом, пневмонией и остеомиелитом. Отказ от антибиотиков при лечении нередко превращает эти заболевания в хронические, хоть и вялотекущие. Несмотря на постоянно открывающиеся новые разрушительные способности антибиотиков, медицина пока что находит выход в их более осторожном применении, регламентируя, ограничивая и контролируя их использование. Стремясь компенсировать негативное воздействие антибиотиков, параллельно с ними назначают другие лекарства, скажем, бификол и ацилакт против возможного развития дисбактериоза, или супрастин, тавегил и другие противогистаминные препараты, которые уменьшают риск возникновения аллергии.
    Но, используя сочетание антибиотика с нейтрализатором опасных бактериальных ферментов, можно достичь лишь временного «перемирия» воюющих сторон. Все равно, избегая одной опасности, неизменно открываешь дверь другой.
    Пока перспектива не очень-то радужная. Противостоянию «медицина - микроб», кажется, нет конца. На каждую новую инфекцию ученые подыскивают подходящего киллера. Однако, как полагают некоторые исследователи, микробы опережают фармацевтов примерно на пять лет.
    Поэтому умные специалисты предлагают вообще временно прекратить использование этих препаратов, что приведет к потере иммунитета у болезнетворных микроорганизмов и их вырождению. Другой выход видится в замене антибиотиков вакцинами. В Америке, например, уже создана вакцина против пневмококков. Но пока «на излете» антибиотики все же остаются в арсенале врачебной практики, а наилучший способ ограничить их использование - это, как ни банально звучит, здоровый образ жизни, физическая активность и, прежде всего, понимание важности проблемы не только врачами, но и пациентами.



Добавить комментарий
* Ваше имя
* Текст
Контрольный вопрос

Сколько дней в году (не високосном), цифрами?

 *
Пункты помеченные * обязательны для заполнения!
Рекомендуемое  
Авторизация  
ЗОЖ в соцсетях  
Последние комментарии 
Добавил(а): Евфграфий
К статье: Победить коксартроз можно

Добавил(а): Тимофей
К статье: Победить коксартроз можно


Добавил(а): Надежда1
К статье: Победить коксартроз можно


Нас считают  

 © 2020 Газета Вестник ЗОЖ. Народная медицина. Народные рецепты