Быстрый поиск рецептов
Реклама и поиск по сайту

И с миастенией можно справиться

    Вестнику ЗОЖ я очень обязан: он помог мне выжить. И теперь хочу вернуть свой долг – может быть, мой краткий рассказ поможет кому-то.
    В молодые годы я получил травму, осложнившуюся газовой гангреной, что привело к ампутации обеих ног на уровне бедер. Ходьбу на протезах освоил на таком уровне, который позволил получить полную социальную реабилитацию: я имею возможность с самой высокой нагрузкой работать в науке (моя специальность – протезирование, ортопедия и биомеханика), заниматься общественной и административной деятельностью, выполнять все дачные работы, ездить по разным странам. Несмотря на напряженную жизнь, до 55 лет я практически не болел: моя амбулаторная карточка имеет всего три листочка.
    Но в октябре 2002 года появились проблемы – сначала возникли нечеткое зрение и затрудненное дыхание в положении лежа, затем резко снизилась сила жевательных мышц, до неузнаваемости изменился голос, упали веки, уменьшилась сила скелетных мышц.
    В конце концов консультации у специалистов в различных научных и лечебных учреждениях, всестороннее обследование, в том числе прозериновые пробы, не оставили сомнений – миастения.
    Пришлось лечь в дневной стационар Института хирургии, где меня продолжали обследовать и постепенно готовить к операции по удалению вилочковой железы. Двигательная активность обеспечивалась приемом калимина, суточная доза которого была пять, а иногда и более таблеток. Между тем я продолжал собирать информацию об этой болезни и методах ее лечения. Пришел к следующим для себя выводам: нет достаточно убедительного доказательства связи возникновения и развития миастении с состоянием тимуса. Самой правдоподобной причиной возникновения болезни мне казалось появление в организме веществ, которые прерывают прохождение сигналов управления мышцами по каналам нервной системы. Следовательно, и лечение необходимо основывать прежде всего на выведении из организма этих веществ.
    Состояние мое резко ухудшалось день ото дня, скелетные мышцы ослабли настолько, что вес собственных рук был им не под силу, я не мог удерживать в кистях даже легкие предметы, переход из положения лежа в положение сидя мог совершить за 15-20 минут. Голос иногда исчезал полностью, не мог ничего жевать. Я покинул Институт хирургии и начал искать другие методы лечения, которые надо было применять незамедлительно. Необходимо сказать, что некоторые доктора поддерживали мой отказ от операции.
    2 декабря 2002 года, вечером, решение о наиболее приемлемом способе лечения пришло как озарение – надо голодать. Скажу, что пришедшее решение – не просто некая общая мысль. Это было жесткое и бескомпромиссное обсуждение ситуации с самим собой.
    Благодаря такой самоаргументации с четким определением того, что и как я буду делать или что не буду делать в ближайшие сорок дней (было ясно, что в моем случае необходимо сразу настраивать себя на длительный период голодания), сформировалась та психологическая установка, которая определяла в дальнейшем мое поведение. На выполнение каких-либо иных рекомендаций по подготовке к голоданию я не имел времени. Здесь важно отметить, что все это время жил я вдвоем с женой в обустроенном загородном доме, где были покой, полнейшая тишина и управляемая изолированность от мира.
    Прежде всего пришлось отказаться от приема единственного назначенного мне лекарства – калимина: на пустой желудок он недопустим. Собрал всю имеющуюся у меня литературу по голоданию, но самым нужным чтением во всем периоде голодания оказалась подборка материалов из ЗОЖ, которую принес мой друг А.Т. Дуплякин, проводящий периодические голодания. Статьи специалистов либо тех, кто сам применял этот метод, давали необходимую ориентировку и моральную поддержку.
    Как проходило голодание? Первую очистительную клизму я сделал после завершения естественных процессов дефекации, то есть на третий день. Считаю, что это физиологичнее и не создает в первые дни дополнительной психологической нагрузки.
    В дальнейшем к регулярным клизмам надо относиться очень серьезно и внимательно. Ни в коем случае не использовать воду из городского водопровода, особенно неочищенную. Минимальное количество клизм, которые я делал, – две, но это было редко. Основным индикатором были неприятные ощущения во рту. Ориентируясь на них, ставил клизмы с такой периодичностью, которая обеспечивала либо отсутствие этих ощущений, либо существенное их снижение. Иногда приходилось делать до семи клизм в сутки, не считая того, что многие из них были двойные и тройные. Не скрою, процедуры эти совершенно выматывали меня, и без того обессиленного миастенией, но тем не менее всегда делал их самостоятельно. Однако непередаваемые вид и запах того, что изливалось из меня, указывали, что я на верном пути. По-видимому, предположение о сильной загрязненности моего организма было правильным и голодание приносило постепенное очищение. Поэтому не могу понять и поддержать рекомендации некоторых авторов относительно редких клизм.
    Питье было таким, как рекомендует большинство авторов, – не менее двух литров в день. Я использовал в основном воду из собственной скважины, чередуя иногда с негазированной минеральной водой: «Березовской» или «Моршанской».
    Считаю, что при отсутствии специализированных клиник и в домашней обстановке для голодания могут быть созданы вполне подходящие условия с точки зрения гигиенических процедур, психологического комфорта, включая поддержку близких.
    Впрочем, состояние мое продолжало оставаться тяжелым, без существенных изменений со стороны мышечной системы.
    Перелом наступил внезапно 31 декабря, на Нил?! двадцать девятый день голодания, приблизительно в 18 часов. По телу прокатились несколько раз волны мышечной дрожи, сначала слабые, потом все сильнее. Я замер, вслушиваясь в эти ощущения. А потом, лежа на спине, поднял вверх руки, повторил это движение несколько раз. Затем без особого труда сел. Стало ясно, что в мышцы вернулось управление. Осторожно, боясь что-то сорвать, сделал несколько разнообразных движений – все получилось, хотя слабость атрофировавшихся за два с половиной месяца мышц была очевидной. С этого момента тело просило движений, но энергии не хватало даже на несколько осторожных поднятий и опусканий рук. 4 января 2003 года принимаю решение выходить из голодания, хотя до намеченного срока в сорок дней остается совсем немного, а главное, нет чувства голода, одного из условий завершения голодания. Но мышцы просят калорий, и я начинаю добавлять в воду свежевыжатый сок сначала из одного апельсина надень, потом двух. Пятый день я начал с овощного «супчика»: листик капусты, отваренный в воде. Во второй половине дня – немножко отваренной свеклы. В общем, делая все по описанным в литературе методикам с корректировками по собственным ощущениям, удалось запустить работу желудка без особых проблем.
    Удалось добиться главного–в основном восстановить иннервацию всех мышц, благодаря которой я мог делать любые, недавно недоступные, движения, говорить привычным тембром, иметь нормально открытые глаза, жевать. Плюс к этому все эффекты голодания – суперподвижность в суставах, снижение веса на 16 килограммов, исчезновение различных дерматозов, радость от простейшей пищи. Необычайно легко стало ходить.
    Примерно на десятый день после прекращения голодания неожиданно начался стремительный откат назад: опять не поднимаются руки, изменился голос. Это меня тревожило, но уже не пугало: я знал, что органических повреждений нет, что все восстанавливаемо.
    С этого периода я лег в клинику Института патологии позвоночника и суставов имени профессора М.И. Ситенко, где мое лечение началось с общеукрепляющего массажа и приема препарата коэнзим-ультра. Там же я завершил последние сеансы облучения воротниковой зоны аппаратом магниторезонансной терапии, которые начал еще дома после выхода из голодания. Новое восстановление двигательных возможностей происходило быстро, что давало возможность интенсивно заниматься лечебной физкультурой. Через неделю я уже мог несколько раз подтянуться на перекладине.
    27 января 2003 года я вышел на работу и с тех пор веду привычный образ жизни: с рабочим режимом, свойственным руководителю научно-производственного объединения, с активным отдыхом, с работой в выходные дни в своем саду-огороде и столярной мастерской.
    Здесь я описал схему лечения, но во всем этом процессе была еще одна важнейшая составляющая – духовная, которую в основном проводила моя жена через моральную поддержку и молитвы и которую я не берусь описывать.
    Миастения – тяжелое заболевание, при котором применять лечебное голодание весьма непросто. Но мне оно помогло, и я хочу сообщить об этом случае тем, кто ищет методы излечения от этого недуга.

    Александр Ситенко, академик Академии наук технологической кибернетики Украины.


Тэги : миастения
Добавить комментарий
* Ваше имя
* Текст
Контрольный вопрос

Два плюс три будет, прописью? (с заглавной буквы)

 *
Пункты помеченные * обязательны для заполнения!
Рекомендуемое  
Авторизация  
ЗОЖ в соцсетях  
Последние комментарии 
Добавил(а): Павел
К статье: Волосы выросли, хотя и не скоро

Добавил(а): Гульшат
К статье: Я спасла зубы солью и перекисью

Добавил(а): Евфграфий
К статье: Победить коксартроз можно

Добавил(а): Тимофей
К статье: Победить коксартроз можно


Нас считают  

 © 2020 Газета Вестник ЗОЖ. Народная медицина. Народные рецепты