Быстрый поиск рецептов
Реклама и поиск по сайту

Сергей Островой: Я не красна девица, лет своих не скрываю

    Поэт Сергей Островой – лауреат Государственной премии, автор более 30 книг. Его песни «Дрозды», «У деревни Крюково», «Зима», «В путь-дорожку дальнюю», «Песня остается с человеком», созданные в соавторстве с композиторами Аркадием Островским, Владимиром Шаинским, Марком Фрадкиным, Эдуардом Ханком, давно стали народными.
    Сергею Григорьевичу исполнилось 94 года. Его жене, заслуженной артистке России, известной арфистке, до недавнего времени солистке Большого симфонического оркестра Надежде Николаевне Толстой – на 12 лет меньше. А вместе они полвека. Словом, по всем параметрам – долгожители.
    – А я своих годов и не скрываю, не красна девица. Но и не божий одуванчик, не думайте, – говорит Сергей Григорьевич.
    Мы беседуем с поэтом и его женой в их уютной квартире рядом со станцией метро «Аэропорт». В гостиной стоит арфа, рядом примостились теннисные ракетки и мячи. Еще несколько лет назад Островой отмечал день рождения на корте…
    – Жаль, что отдал свое сердце теннису только 45 лет назад, надо было раньше сделать это, – сетует поэт. – Как-то шел по Петровке, заглянул на корты. Заворожила меня игра. И кончилась спокойная жизнь. С той поры и до недавнего времени три раза в неделю, около семи утра, был уже на корте.
    – Да и я поздновато приобщилась к теннису, мне тогда уже 50 лет было, – сокрушается Надежда Николаевна. – Репетиции, концерты, гастроли по всему миру – тут не разбежишься. Но вот на зарядку, тибетскую гимнастику, про которую прочитала в ЗОЖ, всегда находила и нахожу время. Сейчас добавила упражнения Ниши – для капилляров, делаю приседания с пятки на носок, массирую стопы на коврике, сплю так, чтобы подушка находилась под плечами – помогает при шейном остеохондрозе.
    В этой семье жизнь течет строго, размеренно. Никаких излишеств в еде, полный отказ от курения, алкоголя. Кстати, раньше Островой курил давно и много – по три пачки в сутки. Но однажды сказал себе: «Все!» Оказалось, не так-то просто сдержать слово, данное самому себе и любимой жене. Он придумывал разные хитрости: подсаживался к курящему человеку, ждал, пока тот выпустит дым, и вдыхал его. А однажды кто-то рядом закурил, и Острового чуть не вывернуло наизнанку. С той поры, а это было, наверное, полвека назад, как отрезало.
    А еще поэт очень любил ходить на лыжах. В Малеевке, в Доме творчества писателей, он проводил на лыжне до пяти часов. В какой-то солнечный морозный день Островой долго бродил по зимнему лесу, наверное, километров 30 отмахал. Вернулся, стал на улице лыжи протирать, да, видно, разгоряченный, потный был, и простудился.
    Утром пошел умываться. Увидел уже немолодого мужчину, который до пояса обливался ледяной водой. «Докторов на вас нет», – пробормотал Сергей Григорьевич. «Да я вроде бы и сам доктор», – услышал в ответ.
    Это был Борис Евгеньевич Вотчал, тот самый, что сердечные капли придумал… Он посоветовал поэту: «Всегда живите в том ритме, который задает жизнь». Островой следует этому совету…
    А жена, Надежда Николаевна, стала настоящим ангелом-хранителем поэта. У нее в отдельных папках собрано множество рецептов из ЗОЖ, которые она с успехом применяет, забыв о таблетках и микстурах. На окне растут золотой ус, алоэ, каланхоэ. Не переводятся в доме мята, мелисса, петрушка, укроп – все это выращивается на даче. Чай в семье заваривают из листьев земляники, малины, черной смородины, цветков липы – отличная профилактика простуды и гриппа. Да и просто вкусно!
    Когда-то Надежде Николаевне хотели поставить сердечный стимулятор. Она отказалась, решила лечиться собственными методами: стала настаивать в термосе шиповник и боярышник. Пьет по полстакана два раза в день и Сергея Григорьевича заставляет. Постепенно уходит тахикардия, нормализуется пульс.
    Когда у Острового «вылезла» пупочная грыжа, решила не обращаться к хирургам. Нашла в ЗОЖ рецепт, несколько раз приложила медную пластинку. Грыжа сначала смягчилась, спустя несколько дней вообще «ушла».
    – Сейчас мы уже далеко не молоды, – говорит Надежда Николаевна. – Потому-то самое пристальное внимание уделяю питанию. Раньше, помню, жарила, мариновала, всякие острые соусы на стол подавала. Теперь все по-другому. Утром – обязательно яблоко. Потом геркулес на воде с ложкой меда.
    Так как у меня остеопороз, то я непременно ем творог разных сортов. Добавляю в него ложечку меда. Вместо хлеба – хрустящие самарские хлебцы или хлеб «Молодцы» – в нем есть и волокна, и проросшая пшеница.
    Все блюда готовлю практически без соли. О мясе забыли давным-давно. Изредка тушу печенку. На горячее у нас идет рыба – отварная, запеченная в фольге. К обеду на закуску подаю или красную рыбку (один кусочек!), или селедочку в горчичном соусе, который готовлю сама из сухой горчицы. Борщ – только вегетарианский. Раньше отдельно обжаривала лук, морковь, перец, теперь же все это натираю на терке и бросаю в кипящую воду. Добавляю 4-5 ст. ложек самодельного яблочного уксуса (опять-таки по рецепту ЗОЖ), томат-пасту – пальчики оближешь!
    Хорошо «идут» у нас каши – гречневая, пшенная с тыквой, изюмом, курагой. Гречку не жарю, обдаю крутым кипятком. Когда готовлю фасоль – замачиваю на ночь. Сливаю три воды, только потом варю до готовности. Обязательно добавляю много-много лука. Точно так же готовлю блюда из гороха и чечевицы.
    Очень любим мы соевые продукты. Сергей Григорьевич отдает предпочтение такому бутерброду: хрустящий хлебец намазать сырной соевой пастой, сверху положить кусочек российского сыра. Горячего ужина у нас в семье нет – пьем стакан соевого молока в 20 часов и закрываем рот на замок.
    Недавно изобрела новый рецепт приготовления баклажанов. Мою, разрезаю вдоль, кладу на сковородку, добавляя чуть-чуть растительного масла. Баклажанчик должен зарумяниться сначала с одной, потом с другой стороны. Сверху сдабриваю мелко нашинкованным луком, чесночком, помидорами, зеленью. Получается очень вкусно. И полезно.
    Наверное, все вместе взятое и позволяет Сергею Григорьевичу и Надежде Николаевне даже в таком почтенном возрасте сохранять ясность мысли, доброе здоровье, творческую активность. Да, конечно, 94 и 82 – солидно, ничего не скажешь. Но дед Сергея Острового прожил до 107 лет, есть долгожители и в роду Толстых. Так что у супружеской четы все еще впереди.

    Светлана Пальмова.

    Публикуем стихотворение из книги Сергея Острового «Новая лирика».

    Ко дню рождения

    Тут явно напутано что-то.
    Я в этом уверен. Вполне.
    Я попросту сбился со счета,
    И что-то прибавилось мне.
    А сколько? А столько! И только!
    И тут уж считать погоди.
    Да это лишь малая долька
    Той доли, что ждет впереди.
    А что впереди? Да ей-богу,
    Еще я хочу поутру
    В далекую выйти дорогу,
    Которая мне по нутру.
    Лицом повернувшись к восходу,
    Пойду я встречать города,
    Все больше влюбляясь в природу,
    Все меньше считая года.
    А годы? Торопятся что-то.
    Я в этом уверен. Вполне.
    Я попросту сбился со счета,
    И что-то прибавилось мне…



Добавить комментарий
* Ваше имя
* Текст
Контрольный вопрос

Количество времен года (сезонов), прописью? (с заглавной буквы)

 *
Пункты помеченные * обязательны для заполнения!
Рекомендуемое  
Авторизация  
ЗОЖ в соцсетях  
Последние комментарии 


Добавил(а): Шалом
К статье: Победить коксартроз можно

Добавил(а): Адриан
К статье: Лечение мужского здоровья

Добавил(а): Марго
К статье: Физиотенз (моксонидин)

Нас считают  

 © 2022 Газета Вестник ЗОЖ. Народная медицина. Народные рецепты