Быстрый поиск рецептов
Реклама и поиск по сайту

Гнала прочь безнадежные мысли

    После всего, что со мной произошло, я просто считаю себя обязанной описать свой случай из жизни, чтобы вселить надежду на выздоровление онкобольных, тем более что у меня в этом году знаменательный юбилей – 10 лет со дня страшного диагноза: саркома! Врачи мне отмерили 1,5-2 года жизни. Ведь у меня была IV степень заболевания с метастазами в легкие.
    Болезнь меня застала внезапно – как гром среди ясного неба. И в вопросах онкологии я была безграмотна, почти ничего не читала на эту тему. Считала, что «это» меня не коснется, к тому же была уверена, что рак неизлечим.
    Перед тем как услышать этот приговор, я целый месяц была на обследовании в онкодиспансере, среди больных, которые продолжали лечиться не один год. Как вы понимаете, картина вырисовывалась удручающая.
    Возможно, эта среда общения помогла мне адаптироваться и смягчила удар. Я себя успокаивала: умру не сегодня, года 2-3 поживу – ведь лечатся же другие годами.
    Мне назначили жесткую химиотерапию. Все, что советовал мой лечащий врач, я впитывала как губка. В отношении питания, прогулок, положительных эмоций я все выполняла старательно: ела килограммами орехи, исключила острое, жирное, копченое, белый хлеб. После еды обязательно гуляла (врач сказал: «Сколько бы вы ни ели, но если вы не обогатите пищу кислородом, она будет бесполезной»). Гнала от себя все плохие мысли, перебивала их воспоминаниями сериалов. По телевизору смотрела только развлекательные передачи и комедии, ходила на выставки картин. Плакала только один раз – когда услышала диагноз.
    После первого укола «химии» мне стало значительно лучше: уменьшились опухоль и потливость. Я воодушевилась – первый результат налицо!
    «Химию» переносила до 3-го курса нормально. Старалась есть даже больше, чем обычно, и пила много морковно-свекольного сока. В это же время познакомилась с рецептом Н. Шевченко и между курсами «химии» пила водку с маслом.
    Стала чаще посещать церковь и до сих пор удивляюсь, где я брала силы выстаивать часами службы, ведь силы по мере приема «химии» таяли, и мне все чаще хотелось прислониться к чему-нибудь, а то и присесть рядом с пожилыми людьми.
    Еще я отметила, что стала сострадательней к людям. Я буквально искала глазами в транспорте, кому тяжело стоять или кто с тяжелой авоськой. У меня была потребность помочь бабушкам по палате дойти до умывальника, кому-то расчесать волосы или просто навести порядок на тумбочке. Что-то двигало мной творить добро.
    Четвертый курс «химии» – гипотермия. Это когда после введения лекарств больного нагревают до очень высокой температуры.
    С самого начала лечения мой лечащий врач наблюдал высокую динамику процесса моего лечения, которая, увы, была чревата и обратным ходом с еще большей скоростью, если не остановить болезнь. И в этом случае (так мне сказал врач) очень важна помощь самого больного. Я ему задала вопрос: «А как же тезис «рак неизлечим»?» На что он мне сказал, что сейчас наблюдает женщину шестой год и пожилого мужчину восьмой.
    Эти два примера из уст врача прозвучали как лозунг. Значит, не все потеряно можно продолжить жизнь, если потрудиться. И с удвоенным желанием вылечиться применяла на себе все народные средства и рецепты, что попадались под руку, как говорится, хваталась за соломинку.
    Четвертый курс лечения мне разрешили совмещать с моей работой. Морально мне стало легче, хотя физически в переполненном транспорте ездить было очень тяжело. Даже для того, чтобы подняться на подножку автобуса, собирала все силы, а при выходе коленки подгибались. Именно в этот момент я поняла, каково пожилым людям, у которых физические силы на исходе, и вовремя поданная рука – это не жест вежливости, а действенная помощь, стремление ее оказать с молоком матери должно быть впитано у молодых и здоровых людей.
    Мне придавало сил осознавать, что я, выходя из подъезда, вижу солнце, деревья, слышу пение птиц, что я двигаюсь, хожу на работу, общаюсь с людьми – живу обычной жизнью. Наверное, после гипотермии (эта операция проходила под общим наркозом) у меня появился дар сочинять стихи. Откуда-то из глубины души находились слова для поздравительных адресов в шутливой форме, удивительно точные, добрые, подходящие именно для этого человека.
    А на работе на одном из юбилейных вечеров во время быстрого танца со мной произошло необъяснимое чудо: было ощущение внезапного освобождения души от невидимых оков, ощущение легкости, свободы. Может, с того момента я пошла на поправку? После 4-го курса «химии», после рентгена легких на конференции врачей вынесли вердикт по поводу моего лечения: с этой больной произошло чудо – такого просто не может быть! Вы не представляете, как я радовалась успеху!
    Я до сих пор удивляюсь самой себе: где я, одинокая женщина, по натуре очень ранимая, застенчивая, хрупкая, нашла силы для победы над болезнью? Конечно, со мной рядом в эти тяжелые дни болезни были мои родственники и друзья, которым я могла довериться.
    На работе я не распространялась о болезни (не хотела жалости и сочувствия), хотя парик и больничные из онкодиспансера говорили сами за себя. Даже те друзья, которым я доверилась, не верили, что я выкарабкаюсь. Я помню, одна из подруг сказала со вздохом: «Да уж если завелся этот рак в человеке, то…». Уж лучше бы она не говорила это вслух! Больному нужна надежда, надежда и еще раз надежда – и чудо свершится само собой!
    После шестой «химии» со мной приключился все-таки криз. Организм был перенасыщен противоядием от злокачественных клеток и дал сбой. Целую неделю я была совершенно без сил. Вдруг поднялась высокая температура. Меня срочно положили в стационар, но через 3 дня я уже была на работе.
    С тех пор в онкодиспансер прихожу только на очередной медосмотр.
    И теперь я грамотная. Подшивки ЗОЖ – мой надежный тыл, я знаю, как бороться с раком многими способами, и, если, не дай Бог, что-то случится, для меня страшный диагноз не будет шоком. Ведь рак можно победить!
    Свое выздоровление сравниваю с восхождением альпиниста на непокоренную вершину, где каждая ступенька – это надежда на победу.
    Все редкие публикации с методами борьбы против рака меня окрыляли, вселяли надежду, оптимизм. Первое, что мне попалось на глаза, – это статья в газете об исцелении Майи Гогулан с помощью шести правил Ниши. Позднее я приобрела ее книгу «Попрощайтесь с болезнями» и немедленно стала разучивать эти упражнения. Я их выполняла утром и вечером до работы и после работы в течение трех лет (часть из них выполняю до сих пор).
    Поэтому очень прошу редакцию ЗОЖ вернуть развернутую страничку «Рак можно победить» ради выздоровления всех онкобольных, а недовольных прошу быть сострадательными к больным и просто перевернуть эту страничку, не читая.
    В каждом номере рассказывайте о случаях выздоровления от рака – это окрыляет больных и заставляет бороться с тяжелым недугом. По себе знаю.

    Соколова Л.Н.



Добавить комментарий
* Ваше имя
* Текст
Контрольный вопрос

Естественный спутник земли? (с заглавной буквы)

 *
Пункты помеченные * обязательны для заполнения!
Рекомендуемое  
Авторизация  
ЗОЖ в соцсетях  
Последние комментарии 
Добавил(а): Надежда1
К статье: Победить коксартроз можно

Добавил(а): Валерий
К статье: Рассеянный склероз лечу водой и солью

Добавил(а): Мария
К статье: Уриной я спасаюсь и спасаю

Добавил(а): Мария
К статье: Уриной я спасаюсь и спасаю

Добавил(а): Тулкиной
К статье: Физкульт-привет, диабет!

Нас считают  

 © 2019 Газета Вестник ЗОЖ. Народная медицина. Народные рецепты